Мы помогаем НКО с 1998 года


О проекте

Виртуальный ресурсный центр объединяет в себе информационные, методические, образовательные, коммуникационные и другие ресурсы для профессионалов некоммерческого сектора.

Архив проектов

Контакты

Написать письмо

Вы можете отправить нам комментарии или предложения по работе сайта.

RuNGO

Введите Ваш e-mail, чтобы подписаться на коммуникационную группу RuNGO:

Пожертвования

Если Вам помогли материалы, размещенные на нашем сайте, Вы можете пожертвовать нам небольшую сумму на развитие информационных ресурсов ВРЦ:


руб.

на счёт 4100137498178 (Виртуальный ресурсный центр для НКО)

Архив проектов

Любовь Аленичева: Я соврешаю скачки по жизни

Любовь Аленичева

Знакомство

Люба, после долгих сборов и множества дел я рад возможности, наконец-таки просто познакомится. Ты можешь сейчас сказать что-то типа дружеского резюме.

Хорошо. Попробуем ...
Человек с неопределенными интересами, поскольку их очень много, но они все истинные, потому что каждый интерес - это кусок моей жизни. Люблю собак, увлекаюсь танцем. Раньше танцевала. Это был прекрасный период в моей жизни, о котором я очень сожалею, что он кончился, естественным образом. Что еще... О себе сложно рассказывать, как это ни странно.

Жаль, но почему?

Когда оборачиваешься назад, начинаешь копаться в собственной жизни, то либо нельзя об этом говорить, либо ничего не находишь такого, что можно достойно предложить публике ...
А! Вот еще я чем увлекаюсь! Еще я увлекаюсь тем, что совершаю скачки по жизни.

Скачки или скачки?

Скачки, скачки. Вся моя жизнь построена на перемежающихся черно-белых полосах. Причем, я получаю колоссальное удовольствие как от белых, так и от черных.
Много друзей. Друзей люблю. Очень люблю знакомиться с людьми новыми, которых никогда раньше не видела, но тут же с ними расставаться. Длительных отношений я не приветствую.

Ха! Классно!

Что еще... Что еще можно обо мне сказать... А! Вот! Мне гораздо проще сказать, что обо мне другие думают. Ха-ха-ха.
Не нравится мое чувство юмора. Людям не нравится. Потому, что оно настолько соответствует истине, как правило, что почти не смешно.

Да-а-а.

Что еще... А задавай наводящие вопросы. Я, вообще, люблю, когда мне ставят наводящие вопросы.

Хорошо. А что нравится?

Что я улыбаюсь. Причем, моя улыбка, как правило, не известно, что может означать. Каждый человек сам понимает ее по-своему, поскольку объяснить это невозможно.

Это верно. А можно задать нескромный вопрос о семейном положении?

Слава богу, я уже была замужем. У меня есть сын. Ему семнадцать лет. Сейчас поступает в институт. Интересный период в моей жизни. Одно высшее у меня уже есть. У меня такое ощущение, что сейчас я буду добывать второе.

Он плохо учится, или что?

Молодое поколение своеобразно. В отличие от нас, они совершенно не боятся потерпеть неудачу.

Ожидания

Люба, ты можешь рассказать о своих ожиданиях? Самых разных: какие ожидание есть от будущего, от ближайших перспектив, какие ожидания от "Евразии", от третьего сектора?

О-о-о.
Ожидание от жизни - я люблю неожиданности и непредсказуемости. До сих пор меня жизнь этим очень даже баловала. И у меня есть все основания полагать, что так будет и дальше.
От "Евразии" ожидания? "Евразия" до сих пор отличалась от всех фондов тем, что она довольно разумную тактику и стратегию в России избирала. То есть она направляла деньги именно в те болевые точки, в которых эти небольшие, сравнительно, деньги могут сработать наиболее эффективно. Совершенно очевидно, что любая организация, не обязательно благотворительный фонд, должна развиваться. Под этим словом может подразумеваться все, что угодно. Как правило, это всего лишь означает новую стратегию. Тут хотелось бы, чтобы новая стратегия, появляющаяся в Фонде "Евразия", так же, как и прежде, соответствовала реальной ситуации в России, и чтобы деньги направлялись именно туда, где они будут работать, а не будут просто пропадать бесцельно.
Ожидание от третьего сектора - это вопрос, на который я сейчас отвечу и потеряю всех друзей и знакомых в этой области. Ожидание от третьего сектора у меня самое мрачное, потому, что третий сектор занял типично "совковую" позицию. Был романтический период в начале девяностых, когда сюда пришли фонды, когда сектор почувствовал себя в центре внимания. Ну, сектор, это я условно говорю. Тогда сектор состоял из конкретных личностей, которых, очень приятно для их самолюбия, называли лидерами. Наверно, это так и было. И вот, всех убедили в том, что сектор есть, в том, что он такой замечательный, он занимается замечательным делом и, даже, получает международное признание. И у меня такое ощущение, что после этого сектор почил на лаврах. До такой степени почил, что деньги, которые в него пошли после этого широкой волной, он начал воспринимать, как должное. А о том, чтобы эти деньги работали и не столько на сам сектор, сколько на те реальные нужды граждан, ради которых, собственно, этот сектор и существует, это немножко забылось. В итоге получилась совершенно дурацкая ситуация. Третий сектор существует сам по себе, граждане с их проблемами - сами по себе, фонды - сами по себе, потому, что они перестали понимать, что происходит. Деньги идут, идут, идут, вкладываются, вкладываются, вкладываются, отдача от этих инвестиций - почти ноль. По крайней мере, заметно очень немногое. И тот аргумент, который я довольно часто слышу, о том, что работать с нестабильно политикой и экономикой очень сложно в том смысле, что конкретные результаты демонстрировать трудно, для меня лично является неубедительным. Мне кажется, что сектор пошел немного не в ту сторону.

Ты говоришь обо всем секторе о секторе или о Ресурсных Центрах?

Я говорю о секторе. Потому, что РЦ - это совсем особое дело.

Но почему, на твой взгляд, это случилось? Что стало причиной того, что сектор пошел другим путем?

Самая главная причина, которую я вижу, в том, что, на мой взгляд, очень многие некоммерческие организации начали ориентироваться не столько на реальную ситуацию, региональную ситуацию - это особенно важно, сколько на политику фондов в России. И в итоге свою программную деятельность строить умозрительно, теоретически, подстраивая ее под грантовые программы благотворительных фондов. А грантовые программы, как правило, формулируются очень общо.
Во-вторых, в принципе, нет никакой сложности для того, чтобы найти реальную проблему и получить на нее грант, но на мой взгляд, общественные организации, этим не очень озабочены. То есть не дают себе труда сделать две маркетинговые вещи: первое - посмотреть, что действительно должно быть сделано, и, если это будет найдено, то результат будет замечен; второе - придумать, как продать эту реальную потребность фондам для того, чтобы они захотели это финансировать. Вот эта задача, опять-таки, достаточно примитивна, это - базовый управленческий уровень. И мне кажется, что после пяти лет тренингов, конференций, круглых столов, некоммерческие организации это делать умеют. На мой взгляд, они просто не дают себе труда.
И третье препятствие - сектор начал меняться. Из него часть людей ушла, кто - в бизнес, кто - за границу... Часть людей, которые стояли у истоков сектора, больше в секторе не работает. Пришли люди новые. И сейчас, если раньше сектор представлял из себя в большей степени ярких представителей такой маргинальной жизни, которая еще была четко очерчена после советского времени, то сейчас, даже не то, чтобы размыты эти границы, мне кажется, что вообще в сектор хлынуло очень много людей из совершенно других социальных слоев, с совершенно другими взглядами и представлениями, с совершенно другими идеалами. И поэтому в самом секторе происходят такие центробежные тенденции, из-за которых довольно сложно сказать, что сектор - это гражданское общество. В секторе нет единого понимания каких-то базовых, основных понятий и установок. И, на мой взгляд, это тоже большое препятствие, потому что это означает только одно - что в секторе есть очень небольшая группа реально работающих людей, реально озабоченных тем, что они делают, и очень много попутчиков, которые при первом удобном моменте оставят это движение вперед и пойдут своей дорожкой.

А ты, может быть, для себя определила, что: "Я буду заниматься маленьким кусочком этой проблемы. Я буду вот здесь, делать это, и, может быть, это поможет".

Ну, это как-то определилось само собой за меня, поскольку поставили мне такую программу, а не в основные, не в текущие рассмотрения Фонда "Евразия". Поэтому у меня была уникальная возможность работать в течение года всего лишь с тридцатью грантополучателями. Поэтому совершенно естественно, если подходить честно к своей работе, то за год, в принципе, работая с одними и теми же людьми, можно пытаться устранять некоторые недочеты, которые тебе заметны. Что я и пыталась сделать с нашими Ресурсными Центрами. Конкретно: чтобы отчеты не были похожи на рапорты к 25-му съезду КПСС. Это, конечно, замечательно, это все научились делать и все поняли, что это работает, если написать в Фонд замечательный отчет, "фанфарный", в котором не будет заметно ни одной трудности, проблемы, ни одного сучка и задоринки, то он будет принят и все.
Поскольку программа сложная и стратегически важная со всех точек зрения - четыре фонда завязаны, остальные фонды тоже посматривают. Вроде как поддержка сектора, а не конкретно Ресурсных Центров, вроде по их работе будут судить не только о том, чего они сами из себя стоят, но и чего стоит российский сектор в целом, и стоит ли его поддерживать дальше, есть ли здесь какие-то перспективы, и все это должно отразиться через работу Ресурсных Центров - поэтому задачи были довольно важные, серьезные. Как я пытаюсь это делать? Прежде всего - самый простой ход: надо добиться взаимопонимания с грантополучателями. Потому, что если этого не будет, то, естественно, до истины докопаться будет довольно сложно.

Ты имеешь в виду только РЦ?

Нет. Эта задача, естественно, двунаправлена. Обязательно должно быть два вектора, потому что иначе бессмысленно что-либо делать. Один вектор, естественно, направлен на РЦ, то есть я пыталась заставить их делать реальное дело а не имитировать деятельность, потому что легко можно сделать и то и другое, разумеется, за эти деньги. Второе, естественно, фонды. Поскольку у меня было довольно много переговоров с фондами. Ведь решение о том, что программа будет продолжена на второй год в условиях, когда у трех фондов поменялись приоритеты полностью, практически, добиться договоренности о том, чтобы эта программа все таки существовала и продолжалась было крайне нелегко. И в процессе этих переговоров мне нужны были довольно веские аргументы, и было бессмысленно представлять потемкинскую деревню в разговоре с ними, приоритеты поменялись. Надо было объяснять, почему вообще поддержка сектора должна быть и именно в такой форме. И тут, естественно, возникали какие-то вопросы, на которые мы смотрим немножко по-разному. Где-то мне удавалось их убедить, пользуясь просто большим объемом информации, который я всегда стараюсь собирать и обрабатывать. Это очень важно. Когда это обработанная информация, тогда к этому прислушиваются и начинают тоже как-то просчитывать. Поэтому я не могу сказать, что я влияла на фонды, я не имею на это никакого права, в принципе. Но я пыталась, чтобы они услышали мои аргументы. Мне это удалось! Я считаю, что это достаточно хорошее завоевание.

Да ... Хочется назвать тебя героической личностью!

Нет. Здесь нет никакой героики. Просто честно выполняю мою работу. Я совершенно против того, чтобы венчать людей лавровыми венками, которые всего лишь работают.

Айс-брейкер

Хорошо. Ладно. Сурово у нас первая часть прошла. Чтобы как-то смягчить создавшуюся атмосферу, я хочу предложить тебе маленький айс-брейкер, который называется очень просто - "Признание в любви".

Кому?!

Ха-ха-ха. Кому бы ты в третьем секторе могла бы признаться в любви? Или, если это слишком радикально, то кто, на твой взгляд, твои большие друзья, люди, с которыми больше всего приятно встретиться и вместе обсудить, может быть, и будущее третьего сектора, и, просто, посидеть, попить пиво.

Какая жалось! Как только ты спросил: "Кому бы ты объяснилась в любви?", мне хотелось сказать: "Лошадям". А оказалось, что это про третий сектор. У меня любовь к лошадям и собакам - не пьют, не курят и не разговаривают. Поэтому я их люблю. Благородство и верность - два качество, которые мне очень нравятся.
В третьем секторе есть много очень интересных личностей, с которыми я с удовольствием общаюсь. Я не буду на них переходить, потому что я знаю, чем это кончается. Поэтому я будут говорить про организации.
Мне нравится КАФ. Это не означает, что мне все нравится, так не бывает. Но мне нравится очень многое в этой организации. И, даже, в те периоды, когда им работалось нелегко, а такие периоды бывают в жизни каждой некоммерческой организации, мне кажется, что они достойно выходили из всех трудностей. Просто очень творческие и талантливые люди.
Мне очень весело общаться, я очень люблю встречаться с НАНом. Причем, как в полном составе, так и по частям.
Мне очень нравится Игорь Доненко и его организация.
В Москве много хороших людей и, естественно, я могла бы продолжать этот список бесконечно, потому, что я имею возможность с ними встречаться довольно часто. Благодаря моей программе, я начала встречаться с людьми в регионах, причем не только с РЦ. И обнаружила, что, оказывается, жизнь не только в Москве. Жизнь довольно интересная, хотя и совершенно своя, не всегда мне понятная.
Я очень рада знакомству с Наташей Проскуриной. Я очень рада знакомству с нашим дальневосточным офисом, с этими людьми работать приятно. Мне очень нравится новокузнецкая ИНЭКА - замечательные совершенно и Лена, и Оля, и их сотрудники. Я давно уже не встречала, чтобы люди работали с таким истинным энтузиазмом. Дурацкий штамп, но ничего лучше в голову не приходит потому, что это правда. Очень забавно, меня всегда интригует контакт с сибирским центром поддержки общественных инициатив и со всей их большой дружной семьей. А интригует то, что я вообще люблю общаться с амбициозными людьми. А еще больше люблю, когда эти амбиции имеют основания. Они идут свои путем, можно его сколько угодно критиковать и, тем не менее, на мой взгляд, он заслуживает уважения и внимания. Кроме того, там работают люди действительно очень умные, очень образованные, и с ними интересно говорить не только про третий сектор.

Кофе-брейк

Хорошо. Тогда переходим к кофе-брейку. Что ты любишь поесть?

Вот поесть я не люблю. Мое танцевальное прошлое наложило неизгладимый отпечаток на мое настоящее. По этому поводу я ем один раз в день и терпеть не могу этот процесс. Фрукты, овощи, мясо, практически все. Я же нормальный человек. Все в очень крошечном количестве - не более 300-400 грамм.

Тогда откуда берется энергия?

Душа... Душа - вот настоящий мотор нашего существования.

А есть ли какой-нибудь рецептик для кухонь?

Терпеть не могу кухонь. Вот сейчас будет классный риторический монолог: терпеть не могу кастрюли, спички, очистки, готовки, запахи, перцы. Ненавижу! Это единственное, про что я могу сказать точно - ненавижу! Если б у меня была возможность прожить совсем без этого, это было бы классно. Обычно я готовлю очень просто: либо то, что вообще не надо готовить, либо то, что можно сразу, желательно не моя, положить в кастрюлю и снять с плиты. Все.

А можешь ли ты рассказать анекдот, прикол из своей жизни?

Могу! Из жизни с моим сыном. Поскольку к школе у нас была очень большая любовь, просто настолько горячая, что ничего с этим нельзя было поделать, то как-то раз мой ребенок заболел, причем серьезно. Когда утром я собиралась на работу, он глазок не открывал, ручек не поднимал, ему было лет 13 уже, говорил, что у него температура сорок, мерить мне ее было некогда. Я сказала: "Хорошо, ты заболел, оставайся дома". Ребенок решил, что я ушла на работу. Но до этого мне нужно было зайти в одно место и меня угораздило купить что-то из еды. Я решила заехать домой. Выйдя из троллейбуса, я к великому моему изумлению обнаружила ребенка, идущего на лыжах по газончику. Я чуть не выронила то, что купила. До сих пор, когда мои друзья спрашивают меня, как я воспитала такого замечательного сына, я отвечаю - да ни как, у нас полная демократия... А мой сын говорит: "Да, я до сих пор помню, как ты каблуками дерешься!".

Практическое задание

Спасибо. Сыну можно только позавидовать, но вернемся к серьезным вещам. Оценка ближайших событий - вторая практическая конференция РЦ. Как ты ее оцениваешь? Какую роль она играет, какую роль она может сыграть?

Она мне очень понравилась. Даже, безо всяких хи-хи, я ее оцениваю очень положительно. Я считаю, что это была очень важная конференция по двум причинам: во-первых, встретились люди приблизительно одного уровня, люди, которые работают с одним материалом, достаточно профессионально, хорошие менеджеры, люди, у которых есть опыт, есть понимание ситуации и есть какие-то идеи. Это очень редкая вещь, особенно в некоммерческом секторе. Я не будут про другие говорить - там встречается чаще. Это люди, которые в принципе не спорят по мелочам, которых не уводит в сторону непонимание каких-то частностей, моментов не основополагающих. Поэтому то, что они встретились и друг с другом поговорили, в отличии от "голицинской" конференции, где они в основном слушали и, как я считала, должны были анализировать делать выводы, не знаю, произошло это или нет.
Здесь они общались друг с другом. И поскольку формат конференции был выбран таким вот образом, что ничего, кроме совместной работы, анализа и продуцирования каких-то идей, желательно реалистичных, не предусматривалось, то сразу выявились все слабости и сильные стороны. На мой взгляд - очень хорошо, что все участники - во-первых, почувствовали те моменты, где они пока еще слабоваты или несостоятельны, и, во-вторых, все таки сделали усилие над самими собой и разработали, на мой взгляд, действительно хорошие идеи. Чем они хороши? Тем, что они вполне реалистичны. Если с этим материалом начать работать, из этого действительно может получиться что-то новое. Не буду говорить слово инновационное, но что-то новое именно некоммерческого сектора, причем существенное не только для самих участников и лично их организации, но и всего сектора. То есть, это результат, я считаю, высокого качества. Другое дело, все прекрасно знают, что мы умеем разговаривать, что мы умеем анализировать, мы умеем придумывать гениальные идеи, но как только речь заходит о реализации, тут вдруг возникают какие-то подводные камни. Опять-таки, я считаю, что эти препятствия - они есть, разумеется. Потому что, начинать что-то новое в нашей нестабильной ситуации, конечно, сложно. Но, тем не менее, если есть понимание того, что это надо делать - во-первых, во-вторых, что именно им это надо делать, потому, что никто другой с этим просто не справится, даже если будет пытаться честно делать работу. Теперь надо только работать.

На твой взгляд, есть ли еще какие-нибудь события, которые остались незамеченными в секторе или в стране?

В стране мне нравится то, что бизнес начинает подниматься. Тоже, кстати говоря, работая, а не только порождая гениальные идеи. А в секторе я пока вижу некоторую растерянность. Мне кажется, до людей дошло, то, что западная кормушка кончается или по крайней мере сильно мелеет. И сейчас некоторый разброд - что делать дальше? То ли совсем с этим делом завязывать, то ли все-таки пытаться двигаться дальше. Не знаю...

А если говорить о событиях?

Именно как событие, я и вспомнить не могу. Так, что-то текущее, какие-то попытки... вот Нодар недавно приходил с Олегом Зыковым с очередной идеей про социальную политику. Интересная идея, хорошая. Что из этого получится - не знаю. В регионах тоже появляются очень интересные идеи. Но это все пока на уровне идей. Событий пока нет. И, даже то, что мне рассказывают НКОшники, и Ресурсные Центры... Там приняли соцзаказ в регионе - замечательно. Но откуда такая удовлетворенность, успокоенность, я бы сказала? В некотором смысле - это событие. Но это к частным событиям. Вот теперь нам нужно, чтобы это заработало. Это тоже огромная задача, огромная деятельность за этим стоит. Вот если это произойдет, тогда это будет событие. У меня может чересчур строгий взгляд на то, что происходит, но я, как бывший технарь, привыкла мыслить логически.

На твой взгляд - что будет в ближайшее время в третьем секторе? Что произойдет ближайшие три месяца, шесть месяцев? Если сейчас по твоим словам происходит зависание, то, либо оно рухнет, либо зависнет окончательно.

Я убеждена, что третий сектор не рухнет. Потому что, то, что мы называем этим штампом (в который каждый свое вкладывает) тем не менее он (сектор) существует. Он, даже, существует в тех формах, о которых наша сложившаяся тусовочка не имеет ни малейшего представления.

Не имеет и не влияет?

Ну и не надо, наверное, влиять, потому что, я осторожно отношусь ко всякому роду влиянию, тем более, в такой неформальной среде. Я считаю, что каждый имеет право на самоопределение, и если есть такие организации, которые мне не принадлежат и которые нормально работают и занимаются нормальным реальным делом - это замечательно! Не надо на них влиять. Может быть наоборот - стоит попросить, чтобы они повлияли на нас.
Что же будет? Безусловно не будет такой сильной поддержки и нецелево-прицеленной, вот так скажу, широкой поддержки, как была раньше. Безусловно, те организации, которые пришли в сектор за грантами, они уйдут либо умрут. Безусловно, те, которые устали, а таких организаций тоже много, - они тоже уйдут. Может быть, опять таки, слово "уйдут" означает некое знаковое действие. Не уйдут, просто перестанут работать, просто превратятся в обычных граждан, в обычных обывателей. На самом деле, это тоже не плохой процесс, потому, что если мы говорим о том, что это будет, это не означает знак "минус", это означает, что происходит нормальная жизнь. В третьем секторе так и должно быть. Я думаю, что появятся новые организации, новые идеи и новые лидеры. Причем, я думаю, что это произойдет довольно быстро. И нашей тусовке тогда будет довольно сложно, если она по-прежнему будет не так открыта к появлению новых людей.

У меня осталось два последних вопроса. Как вы относитесь к проекту "Виртуальный Ресурсный Центр" и каково, на ваш взгляд, его будущее?

Я очень хорошо отношусь к этому проекту. Более того, я считаю, что это совершенно гениальный проект. Во многом, я считаю, потому, что по нему действительно что-то делается. Потому, что Интернет - это самое слабое место у некоммерческих организаций. То есть, настолько слабое, что впору говорить о полном непрофессионализме. Не в том смысле, что они не знают, как это все выкладывать и как эта вся техника работает, а в том смысле, что их так долго - пять лет - учили, что им надо продвигать свой имидж любыми возможными средствами, любыми возможными способами. В итоге, вместо того, чтобы использовать такую реальную возможность, как Интернет, мы будем плакаться о том, что газеты про нас ничего печатать не хотят. В этом смысле - непрофессионализм. Виртуальный Ресурсный Центр - замечательный проект. Единственное "но" - он будет абсолютно замечательным проектом, если вы не будете зацикливаться:
а - на своем регионе,
б - его не забросите в один прекрасный момент, когда он вам надоест и
в - если вы не будете перекладывать необходимость добывать информацию из других регионов на самих жителей этих регионов.
Вот это ваша задача. Если вы завели такой гениальный сайт, то должны понимать, что без ваших усилий он работать не будет. Собирайте информацию, выкладывайте, обрабатывайте и вы будете самые лучшие.

Последний вопрос, даже, скорее предложение, которое называется: "Хочу передать привет папе и маме". Что еще можно сказать тем, что придет на нашу кухню в гости, посмотрит на нашу беседу, что ты хочешь им передать? Потому, что к нам приходит много гостей.

А кто к вам приходит?

Сейчас - мы специально изучали - практически все, кто приходит на ВРЦ, обязательно заглядывают на кухню - одна из самых рейтинговых вещей. Вторая после "Ресурсов-Инфо".

Посетителям кухни надо передать, чтобы они были активнее. Как-то мы постарели все очень, по моему, за эти годы. Хотя молоды еще, мы же себя чувствуем молодыми. А вот появилась какая-то усталость, какая-то пресыщенность, какое-то нежелание, невнимание друг к другу. Мне кажется, что с этим надо бороться. Общайтесь, встречайтесь.

Хорошо. На этом мы завешаем наше интервью. Спасибо.

На здоровье.